Дмитрий Панкратов (d_pankratov) wrote,
Дмитрий Панкратов
d_pankratov

Первый Георгиевский

Донской казак Козьма (Кузьма) Фирсович Крючков родился в 1890 году (по отдельным источникам – в 1888 году) на хуторе Нижне-Калмыкова (Нижне-Калмыковском, Нижний Калмыкос) Усть-Хоперской станицы Усть-Медведицкого округа на Верхнем Дону в семье казака-старовера Фирса Ларионовича Крючкова.
Козьма окончил станичную школу в 1911 году, после чего был призван на действительную службу в 3-й Донской казачий имени Ермака Тимофеева полк.

«В семнадцать лет, получив из рук деда шашку, казак шел с отцом или крестным в табун и выбирал себе жеребенка. С этой минуты жизнь казака и коня была нераздельной! Казак должен был сам выпоить и выездить верного коня, который понимал бы его без команд, - от этого зависела служба, победа в сражении и сама жизнь …» (Б.Алмазов).
В Первую мировую войну в 1914 году приказной (армейское - ефрейтор) 6-й сотни Третьего Донского казачьего имени Ермака Тимофеева полка Кузьма Крючков вступает опытным воином, умелым и выносливым, вертким и смекалистым, в самом расцвете сил (опыт пяти лет военной службы во внутреннем и полевом разряде, для сравнения с установленным сейчас в ущерб боеспособности и в угоду «общественности» сроком военной службы в Вооруженных Силах РФ равным всего одному году! А отдельные российские чиновники очень высокого ранга даже вполне серьезно предлагают этот срок сократить до 6 месяцев!!!!! И уверяют всех, что этого вполне достаточно для того, чтобы научить зеленого юнца воевать, сделать из него профессионала. Основной мотив – борьба с «дедовщиной». Но уважаемые высокопоставленные дилетанты, современную электронную и ракетную технику освоить за этот срок просто физически не возможно, а тем более ее грамотно использовать в боевых условиях. Наша армия и флот будут просто давать первичные знания призывникам, без выработки необходимых умений и навыков, а на военную службу, реальную защиту Отечества времени просто не останется! Ведь у нас сегодня в России нет двухлетней казачьей военной подготовки к «срочной службе». Из личного опыта офицерской службы на ракетно-артиллерийских кораблях Северного флота хорошо помню, что, прибыв после учебного отряда, где новобранцы проходили «курс молодого бойца» и осваивали азы специальности через полгода, они из себя еще ничего не представляют: ни как военные люди, и тем более, ни как специалисты. И только после года военной службы на корабле и постоянного проведения с ними непосредственными командирами занятий по специальности, их общий срок службы таким образом уже 1,5 года – матросы кое в чем начинают разбираться. И только к двум годам военной службы – с ними можно смело выходить в море и проводить любые комплексные стрельбы). Поэтому к войне Кузьма Крючков, как и любой казак, был готов и физически, и нравственно, он встретил ее без страха, в ней видел главное свое земное предназначение, продолжение всего, что входило в понятие жизнь. А жизнь, как гласит казачья пословица, не гулянка, однако, и не похороны!
Козьма Фирсович отличился 30 июля 1914 г. (12.08 - по новому стилю) в одном из первых боевых столкновений с немцами на границе, в Восточной Пруссии, недалеко от польского городка Кальвария.
Казачий сторожевой дозор из троих рядовых во главе с приказным Крючковым, обнаружив отряд немецких кавалеристов из 27 человек и начав его преследование, при маневрировании неожиданно наткнулся «лоб в лоб» на этот разъезд немецких драгун. Козьма Фирсович в бою был окружен немцами и отбивался винтовкой и шашкой, а после, вырвав из рук немецкого драгуна пику, заставив ею разорвать кольцо окружения, сумел уйти из рук неприятеля, оставив на поле боя 11 трупов противника, в том числе и, убитого им, командира немецкого отряда.
Так, в бою, согласно официальным отчетам и наградным документам, Крючков лично зарубил и заколол пикой 11 человек, получил 16 колотых ран сам и 11 ран досталось его лошади «Костяк» бурой масти, товарищи тоже не подкачали — в общем, к исходу схватки были убиты и тяжело ранены двадцать четыре немецких кавалериста из 27 (из них 19 из 22 - непосредственно во время кавалерийского боя, согласно официального наградного приказа).
Казаки встретили разведку врага и не только не отступили перед семикратным превосходством противника, но и атаковали германцев, уничтожив практически весь немецкий отряд и не потеряв, ни одного человека (два казака из шестерых, входивших в дозор Крючкова, в бою не участвовали, так как ранее были отправлены им с донесениями об обнаруженном противнике в полк).
А признали Крючкова храбрейшим его же односумы: В.Астахов, М.Иванкин и И.Щегольков, что прикрывая друг друга, хрипя в смертельной схватке, кромсали врага по дедовским заветам. Кстати, все казаки за этот бой были награждены, все стали Георгиевскими кавалерами. И, разумеется, все заслуженно.
Сам Козьма Крючков тот бой описывал следующим образом:
"Часов в десять утра направились мы от города Кальварии к имению Александрово. Нас было четверо - я и мои товарищи: Иван Щегольков, Василий Астахов и Михаил Иванков. Начали подыматься на горку и наткнулись на немецкий разъезд в 27 человек, в числе их офицер и унтер-офицер. Сперва немцы испугались, но потом полезли на нас. Однако мы их встретили стойко и уложили несколько человек. Увертываясь от нападения, нам пришлось разъединиться. Меня окружили одиннадцать человек. Не чая быть живым, я решил дорого продать свою жизнь. Лошадь у меня подвижная, послушная. Хотел было пустить в ход винтовку, но второпях патрон заскочил, а в это время немец рубанул меня по пальцам руки, и я бросил винтовку. Схватился за шашку и начал работать. Получил несколько мелких ран. Чувствую, кровь течет, но сознаю, что раны неважныя. За каждую рану отвечаю смертельным ударом, от которого немец ложится пластом навеки. Уложив несколько человек, я почувствовал, что с шашкой трудно работать, а потому схватил их же пику и ею по одиночке уложил остальных. В это время мои товарищи справились с другими. На земле лежали двадцать четыре трупа, да несколько не раненных лошадей носились в испуге. Товарищи мои получили легкие раны, я тоже получил шестнадцать ран, но все пустых, так - уколы в спину, в шею, в руки. Лошадка моя тоже получила одиннадцать ран, однако я на ней проехал потом назад шесть верст. Первого августа (14.08 – по новому стилю) в Белую Олиту прибыл командующий армией генерал Ренненкампф, который снял с себя георгиевскую ленточку, приколол мне на грудь и поздравил с первым георгиевским крестом"
За этот подвиг Козьма Фирсович Крючков первым из всех рядовых Русской армия в 1914 году был награжден Георгиевским крестом 4-й степени (№ 5501, приказом №37 от 11.08.1914, 24.08 – по новому стилю). А наградил его «солдатским Георгием» в госпитале не кто-нибудь, а сам командующий армией генерал-адъютант Ренненкампф, талантливый кавалерийский командир, проявивший себя еще в 1900 году в Маньчжурии, и прекрасно знавший толк в кавалерийской рубке.
В общем, дальше можно было и не воевать. На этом известная часть биографии Козьмы Крючкова кончается. Историки и романисты в один голос приговаривают его, словно гвоздем прибивают: “спился”, несколько раз его хоронили, сдавали в плен и т.д.
А подлинный живой Козьма Фирсович не спился, славой не зажрался, а, отлежав в больнице 5 дней, покрасовавшись в отпуске в своей станице и хуторе, погулявши в обеих столицах, вдоволь наснимавшись у фотографов и даже в кинохронике, вернулся в свой 3-й Ермака Тимофеева Донской казачий полк воевать. Полк был переведен на Румынский фронт и оставался там до конца войны. Боев хватало. Полк воевал отлично, и многим его успехам способствовал К.Ф.Крючков, поскольку оказался командиром толковым, хладнокровным и расчетливым, а храбрости ему было не занимать. По сообщению П.Н.Краснова, за боевые заслуги и как отлично зарекомендовавший себя командир, получил под начало сотню.
Дрался Кузьма Фирсович лихо, как говорится “в первом сступе” лицом к лицу с супостатом, потому бывал и ранен, и не единожды.
Во многих изданиях, в том числе и времен Первой мировой войны, Кузьме Фирсовичу приписывали лишние награды (полный георгиевский кавалер), а некоторые завистники советского периода зубоскалили, что остальные свои награды он получил «по-инерции», «слоняясь при штабе до конца войны», за первый свой подвиг. Некоторые свои награды Кузьма Крючков действительно получил очень быстро: его возили по фронтам, и командующие своей властью отмечали показательного героя.
Однако, «солдатский Георгий» предназначался для награждения солдат, матросов и унтер-офицеров, которые «действительно выкажут свою отменную храбрость в борьбе с неприятелем». Заслужить солдатский Георгиевский крест можно было, только совершив боевой подвиг: захватив неприятельское знамя, пленив вражеского офицера или генерала, первым ворвавшись во время штурма в крепость противника или на борт его корабля. Награда вручалась также за спасение в бою знамени или жизни своего командира. Не случайно, что Георгиевскими крестами, дававшимися исключительно за боевые подвиги и отличия «в поле сражения, при обороне крепостей и в битвах морских», гордились больше, чем любыми другими наградами.
Кроме того, и второго своего солдатского Георгия 3-й степени (№92481) Козьма Фирсович получил за дело.
Так, в 1915 году Козьма Крючков с десятью казаками, добровольно вызвавшимися в разведку, смело атаковали, расположившийся в деревне М. вдвое превосходящий их по количеству отряд германских кавалеристов, половину немцев уничтожили, а вторую половину взяли в плен. Также при этом были найдены в деревне и изъяты ценные документы относительно расположения германских войск.
Козьма Крючков и далее участвовал в больших боях в Польше в 1915 году, получил три раны, из которых одна в бок была самая опасная (лежал в госпитале под Варшавой).
За боевые отличия наш герой и далее получал чины и повышения по службе: «Козьма Крючков во время парада по поводу раздачи Георгиевских крестов, медалей и производства нижних чинов – казаков, произведен в вахмистры. Генерал пожал ему руку, сказал, что гордится, что находится в одной части с ним, и в заключении поцеловал Крючкова» (ДОВ, ст. Р.сл., № 31, с. 3 от 08.02.1915).
В конце 16-го начале 17-го года он опять находился на излечении в госпитале г. Ростова, где у него украли и Георгии, и золотое георгиевское оружие. Об этом писали ростовские газеты. И это, так сказать, последний газетный всплеск интереса к Кузьме Фирсовичу.
К концу войны Кузьма Крючков имел два Георгиевских креста (4-й и 3-й степени) и две Георгиевские медали «За храбрость» (4-й и 3-й степени), золотое георгиевское оружие и дослужился до подхорунжего (первый офицерский чин в казачьих войсках).
Tags: Человек, даты
Subscribe
promo d_pankratov april 16, 2014 10:47 Leave a comment
Buy for 300 tokens
Originally published at Дмитрий Панкратов. You can comment here or there. С главной страницы Яндекса исчезла отдельная новостная строка об Украине. Однако, эта строка не исчезла из жизни и событий на самой Украине. Многим казалось, что Россия «успокоилась» после того, как Крым…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments