Дмитрий Панкратов (d_pankratov) wrote,
Дмитрий Панкратов
d_pankratov

Одна история из жизни.

Дело было этим летом. В начале июня.

Шёл по улице.… Задумался о своём, о разном. В пешеходном переходе метро издалека увидел старушку, что стояла одиноко у стены. «Милостыню просит, наверное» - подумал я. Не люблю попрошаек. Просто потому, что сам жил в течение длительного времени в условиях денежного цейтнота, питаясь хлебом и кипячёной водой, но, никогда не одалживая и не прося. Просто потому, что мои бабки с дедами, пройдя тяжёлую жизнь своим трудом до последних дней, добывали себе пропитание, умудряясь ещё выкраивать крохи для того, чтобы помочь своим детям и внукам. Просто потому, что просить просто так за «Христа ради» не понимаю. Я знаю соседку, которая одна «тянет» и взрослую дочь, помогая ей и парализованного мужа и старуху – мать. Выращивает цветы на 6 сотках и ездит торговать. Гоняют. Платит. Торгует. Помогает. Тяжело. Но она никогда не просит. Наоборот. Стремится ещё и другим помочь. А человек, который просит – сдался. Помогать ему, давая деньги – это значит, просто мирится с тем фактом, что выручить по-настоящему ты такого человека никогда не сможешь.

Просто будешь помогать «содержать». Не подаю. Ни цыганам, ни калекам, ни детям, ни бомжам, ни кому-то ещё. Иногда, весьма редко бывают исключения. Просто спонтанно. По необъяснимым причинам. Но это всегда лишь подчёркивает моё отношение к правилу, не более того. Всегда, в любом возрасте можно найти то, чем помочь другим людям и получить благодарность. Моя бабушка, с артритными руками, высохшая до 40 килограмм живого веса, перенесшая войну, оккупацию, ссылку до самого конца старалась ухаживать за огородом, обшивать всех родственников и быть доброй и заботливой. Моя мать, в бытность «перестройки», когда задерживали зарплату на работе, умудрялась подрабатывать ещё какое-то на двух работах – в спорткомплексе тренером и уборщицей. Стыдно это? Нет. Стыдно сказать: «подайте». Да, я способен испытывать жалость к людям, но вместе с жалостью и понимание того, что милостыня не панацея от бедности. Сорвался не туда.… Почти ушёл от темы.… Так вот, когда я шёл по переходу, то та старушка вдалеке стояла ко мне  вполоборота. Выцветший сине-серый тонкий плащ, которому в обед лет пятьдесят, косынка… Руки. В руках она держала книгу. «Небось, библия», - подумалось, - «точно, христарадничает». Равнодушно. Без злобы или осуждения. Мысль промелькнула как междометие и улетела в небытие равнодушия. Через секунду я увидел лицо этой женщины. На меня смотрела моя бабушка. Такая, какой я её запомнил. Худенькая, маленькая, с прямой спиной. Только в глазах её была огромная боль. И в руках не одна, а две книжки. Фенимор Купер… и Мигель Сервантес… «Купите.… За любую цену…» Её голос был очень тих. Прохожие не замечали её, проходя мимо. Кто-то бросал взгляд на потрёпанные книжки и отворачивался, не видя для себя интереса. Кто-то просто спешил. Я схватился за книжку как за глоток свежего воздуха, посмотрел вокруг, потом на старушку.… Нет. Конечно, это была не она. Не она.… Свою бабушку я хоронил вместе с дядей. Гроб был лёгким. Наверное, я никогда не смогу понять, почему человек, прожив такую тяжёлую жизнь, уходит так легко. Могилку мы копали там же где и раньше, несколько лет назад хоронили мать моей бабушки, мою прабабушку. Баба Нюра. Такое впечатление, что она жила всё ещё началом века. Крепкая, строгая, но безумно добрая. Мне тогда было шестнадцать лет. Тёплая выдалась осень в 90-м году. Копал долго, стараясь не заплакать. Без перерыва. Когда лопата стукнулась о крышку гроба, поднял голову и вытер пот со лба. Там, на краю могилы, как бы сотканная из дымки стояла моя бабушка. Та, что любила меня больше жизни. Она улыбнулась мне и кивнула. А я как на автомате ответил ей: «вот мы и похоронили тебя, бабушка»… Она улыбнулась мне и растаяла в лучах солнца. Отбросил прочь лопату и ушёл в сторону от места, чтобы дать волю слезам. Все эти воспоминания нахлынули на меня, когда я прикоснулся к книгам. Сунув в руки старушки три сотенных купюры, почти всё, что у меня тогда было в кармане кошелька, пошёл, почти побежал прочь. Вслед было слышно: «сынок, да ты что, куда ж ты мне столько…» … Пришёл на работу, сел и молча, смотрел в окно. За окном зеленела листва, и слышалось щебетанье птиц. Потом развернул книгу. На глаза попалась страница номер семнадцать… Штамп. Библиотека номер «Н»… Библиотечная. «Чур меня, купил библиотечную книгу…» - зло подумал я, и вся патетика схлынула прочь. Как будто украл. И что, что не знал. Да, невелико дело. Не в милицию же идти.… Выкинуть и все дела. Присмотрелся к штампу ещё раз.… Вспомнилось. Дома, когда я жил в деревне у нас тоже в перестройку появились книги с библиотечным штампом. Мать была учителем биологии когда-то (как только не бросала её судьба по профессии). Школу, в которой она преподавала, переводили, соединяя с другой, так как количество учителей на две школы не хватало, да и учеников становилось маловато. Многие уезжали из «провинции» на «большую землю». Библиотеку просто расформировывали по другим фондам и частично уничтожали. Старые учебники, ветхие книги, марксизм-ленинизм – всё шло на свалку. Мать тогда принесла домой, пожалев выкинуть кучу старых учебников, по которым училась сама – география, биология, ботаника, химия. Ну и кучу книг по истории марксизма-ленинизма. Просто было жаль. Ещё тогда был разговор с бабкой и дедом, когда спросили – почему в доме появились книги со штампом в таком количестве. Когда выяснилось, вздохнули горестно и стали раскладывать по полкам. Дед тогда выстругал новый стеллаж в моей комнатухе и почти всё засунули туда, к тому, что уже имелось – тем же Куперу, Сервантесу, Верну…

И тогда, сидя за столом и смотря на раскрытую книгу, как будто бы вернувшуюся из детства, я понял, как много суждений я сделал сегодня о том, что было лишь моим взглядом на чужую жизнь. Поверхностным восприятием. И как быстро слетела эта шелуха предвзятости, когда я посмотрел в зеркало своей жизни. Трижды я предполагал, что знаю суть происходящего и трижды моя собственная жизнь, как зеркало подсказывала мне свои ошибки. А если бы я не смотрел на себя в зеркало… Смог бы я рассудить так же как тогда. Вряд ли.

А как часто судите вы о других, оглядываясь на свою жизнь как в зеркало?

Tags: жизнь, личное, мысли
Subscribe
promo d_pankratov april 16, 2014 10:47 Leave a comment
Buy for 300 tokens
Originally published at Дмитрий Панкратов. You can comment here or there. С главной страницы Яндекса исчезла отдельная новостная строка об Украине. Однако, эта строка не исчезла из жизни и событий на самой Украине. Многим казалось, что Россия «успокоилась» после того, как Крым…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →